Дети радуги

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



kaitana

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Просыпаясь, уже понимаешь, что началось;
кто-то выкрутил все настройки – другой контраст
и другая яркость; и собственный цвет волос
не узнать теперь – не говоря уж о цвете глаз.
Кто-то, видимо, Там изучает тебя на срез,
проверяет на слом и испытывает на вкус.
Просыпаясь, ты видишь, оглядываясь окрест,
что проснулся в родной и знакомый терновый куст.

По сиреневым молниям, прячущимся в рукав,
между рам оконных – цветению трав степных...
Просыпаясь, ты видишь, что всё это был вулкан –
и теперь даже пол обжигает тебе ступни,
и теперь хоть пляши, хоть ломайся, хоть бей челом, –
притяжения нет, изогнулась земная ось,

и не страшно теперь уже, Господи, ничего,
кроме этого вот –
ну, которое началось.


будь ты хоть доброй феей, хоть первой леди,
будь хоть сама обольстительная Лилит -
он всё равно часа через два уедет,
у него в кармане лежит билет.
всеми лёгкими принимаешь весенний ветер,
и не болит, пока ещё не болит

в зимний ботинок прокрадывается водица,
поздно перевоспитывать и лечить, -
дикая, близорукая прямо с детства:
видишь свет - и идёшь, идёшь на его лучи

если что-то и стоит подсчитывать -
это удары сердца;
как же сегодня часто
оно
стучит


Сообщения кратки, звонки аккуратны, редки –
только громкая связь и сирены не утихают.
Всё в порядке, просто не езди по красной ветке,
слышишь меня, не езди по красной ветке.
Извини, что звоню тебе с пустяками.

Всё в порядке - как в день творения, как в начале.
Всё очевидно, просто, кристально ясно.
Всем довольна, Господи, – пусть они отвечают,
пусть они что угодно, но отвечают,
потому что счастливым есть за кого бояться.

Кто бы знал до сегодня, как много Тебя на свете,
сколько носит в себе любви заносчивый, гордый город.
Здесь не выдержат ничего никакие сети.
Может, впереди вовсе даже не полстолетья,
а два-три последних утренних перегона.

Может быть, я тогда лишнего с жару, с пылу
наговорила, - бурю устраивала в стакане.
Что-то ещё хотела, - ну вот, забыла.
Что-то хотела сказать, а теперь забыла.

Извини, что звоню тебе с пустяками.


Отредактировано Equinox (2010-07-17 16:36:20)

+2

2

Нет, герой, продолжений не будет.
Нет, мы не в ссоре.
Да, пожалуй, – наш быт одинок, и убог, и сир;
да, с тех пор, как роман окончен, мы оба стонем –
всё на свете бледнее и хуже, чем эта история, – но
я не стану писать продолжения, не проси.

Да, у всех на устах твоё злое двусложное имя,
да, твоим монологам радуется душа;
да, с тобой допустимы любые сюжетные линии.
Но ты сам так удачно прикончил мою героиню, –
всё отлично, но как прикажешь её воскрешать?

Я, конечно, хозяин-барин, конечно, автор,
но последние строки написаны, – я не у дел.
Да, ты прав, да, я знаю четыре-пять вариантов,
как изящно и просто вернуть героиню обратно;
только вряд ли сама она будет этому рада, –
я писатель, но даже у лжи моей есть предел.

Да, я знаю. Ведь и во мне ничего не стихло,
мой любимый герой, мой трикстер, мой славный шут.
Только пусть я лучше умру одиноким психом, –
я не дам нам скатиться в пошлость,
в убогий сиквел.

Даже если больше ни слова
не напишу.

+1

3

Только и нужно: выдохнуть "я с тобой",
ткнуться тебе в плечо - и вернуться в домик.
Даже и хорошо, что визит недолог,
пусть от тебя уводит меня конвой.

Больше не важно, мягко ли мне стелил;
всё восхитительно просто, кристально ясно.
Не объяснять, не доказывать, не кривляться, -
просто проверить: жив ли, на месте ли?

Просто проверить, глянуть одним глазком -
так же ты худ и остёр в свои чуть за тридцать?
Вот с чем никак не можешь ты примириться, -
с тем, что не надо мне есть тебя целиком.

0

4

Что во мне от тебя?
Эта едкая, злая спесь,
и заливистый смех, и печаль – только первый сорт;
это «завтра не будет – давай уже прямо здесь»
и дурная привычка правду лепить в лицо.

Твой тяжелый удар и медленный твой замах,
твой прицел во взгляде и сажень твоя в плечах.
Я, представь себе, огребаю теперь сама
это всё, от чего привыкла тебя защищать.

Даже тело моё – нет, ну видно же! – твой заказ;
каждый, кто его обнимал, очевидно, вор.
Что во мне своего, кроме цвета волос и глаз,
где искать себя
(да, а главное – для чего)?

Как забудешь того, кто один тебя вылепил,
раскроил и прошил, и выпустил в небеса?
Вот уж посмеялись бы те, кто меня любил,
если б знали, кого любить им приходится.

Я не женщина, я - солдат твоего полка,
я намного более ты теперь, чем ты сам;

я ношу под резинкой шёлкового чулка
то перо,
которым ты меня написал.

Отредактировано Equinox (2010-07-17 13:41:32)

+1

5

Лисица и журавль (мелодрама)

Нет тебя со мной - но как хорошо, что ты просто есть.
- Если нам быть вместе - будет не жизнь, а жесть!
- Это будет не жизнь, а пьеса - другим на зависть...
- Мы убьём друг друга ещё до того, как поднимут занавес.

- Не включаю свет, осторожно - мои все спят.
- Боже мой, у тебя всё так же полы скрипят!
- Тише, тише. Шёпотом говори. Вот сюда, дай руку.
- Через час я уйду - нам не надо привязываться друг к другу.

- Я три раза делал тебе предложение.
- Помню два.
- В общем, я устал. Если что - приходи сама.
Хочешь, снимем квартиру, поженимся - где-то в мае...
- Ты же умный мальчик.
И сам прекрасно всё понимаешь.

- Не могу открыть. Ты закрыл меня на ключи?
- Мне плевать на твоих друзей, на твоих мужчин,
Мне плевать на всех, кто "кроме", и всех, кто "вроде".
Ты же, глупая, любишь меня.
- Ты меня проводишь?

***

- Нет тебя со мной - но как хорошо, что ты просто есть.
- Твои мальчики все успели тебе надоесть?
- Не говори так. Ты - не все, и ты не был "всеми".
- У меня нет времени на разборки. Перезвони мне в семь.

- Без тебя моя жизнь не стоит ломаного гроша.
Жалко времени на других, жалко сердца и крови, моя душа,
Приходи любым - неласковым, злым, без гроша в кармане...

- Ты же умная девочка.
И сама прекрасно всё понимаешь.

Отредактировано Equinox (2010-07-17 13:44:26)

+2

6

Пушкинг

я Вас любил
как падают на дно
любил как убивают на войне
без "ну" без "нет" без "почему" без "но"
любил
любил
уже похоже не

я Вас любил
Вы спали на плече
деревья гнулись падали столбы
я Вас любил покуда было чем
и даже мне казалось
я любим

я Вас
пока не начались торги
пока не наступила темнота
и не дай Бог вот этого другим
и не дай Бог любимой быть
вот так

0

7

И, когда он вконец уставал от чужих тревог,
от бесцветных слов и бессмысленных обязательств –
он скидывал мир, как плащ, и входил в уютный простой мирок,
распахнув окно, где дрожали звёзды в небесной смальте.

Когда он вконец уставал от мирской возни –
он запирал свою дверь, открывал сервант, где стояли вина,
и вспоминал двух женщин, которые были с ним,
двух женщин,
каждая из которых была ему половиной.

***

У одной были тёплые руки и преданные глаза,
у той, что вечно случались рядом,
если от беды он на волосок.
А другая – стройная как лоза и гибкая как гюрза –
ускользала меж пальцев, как тонкий морской песок.

С первой – целую ночь пил чай, говорил взапой,
не касаясь, - люди чем-то же отличаются от зверей.
А другую сразу кидал на лопатки и накрывал собой,
чтобы хоть на час, не навек, - но сделать её своей.

Одна была вся – его боль, его детский страх,
он бы мог убить её, если бы был смелей;
но являлась другая - верная, любящая сестра, –
и он снова дышал, и они подолгу бродили навеселе.

На одну тратил жизнь и кровь, и столько душевных сил -
только другая и знала, как он после бывает слаб.
Ни одну, ни вторую он ни о чём не просил, -
но одна его погубила, а другая его спасла.

***

Где-то там, вдали от чужих людей, на краю весны,
перед часом Быка, под сверкающей ранней луной,
он вспоминал двух женщин, которые были с ним, -
двух женщин,
которые на самом деле были одной.

+2

8

Раны мои украшают тебя, мой свет.
Каждое слово твоё стало больше весить.
Ты повзрослел за два месяца лет на десять -
страшно с тобой ходить по одной Москве.

Знаем давно: каждый пряник скрывает кнут.
Палки в колёса не ставишь, но целишь в оси.
Ты для меня без пяти минут смертоносен;
нет, я не буду ждать эти пять минут,

посади меня на автобус, всего делов,
что нам с того - я всё помню, ты помнишь тоже.
Дай мне самой, самой себя уничтожить,
и не смотри на прощание через стекло.

+1

9

Вынь из ладони ногти, ослабь нажим,
встань наконец уверенно
в полный рост.
Ничего-ничего, это просто другой режим;
сердце твоё работает на износ.
Нет, не гадать,
вместе вы или врозь;
выдох и вдох, и тут же идти к нему -
как, разбивая лоб, на нерест идёт лосось,
как идут апостолы - к Самому,
берегом ли, водой, по траве, золе,
как водолаз, - не касаясь ногами дна.
Так уходит корабль к иной земле -
даже не зная ещё, какова она,
есть ли - она…
По самой прямой из трасс.
Губ его память - в висках, у корней волос.
Он тебя ждёт.
Никому тебя не отдаст.
Сердце твоё работает
на износ.

+1

10

Если искала такого – вот он, извольте.
Если ждала такого – ответь сполна.

Мой человек приходит домой на взводе;
прут раскалённый, натянутая струна.

Мой человек не темнит и не ставит сети,
не напускает тумана, не бьёт вожжой.
Мой человек видит мир в чёрно-белом цвете –
«решка-орёл», «чёт-нечет» и «свой-чужой».

С ним не проходят игры по низкой планке –
эту мечту можно сразу похоронить.
Он игнорирует шпильки мои, булавки,
женские штучки слетают с его брони.

Мой человек не читает мне долгих лекций –
в нём сегодня не ветер, а ураган.
Хочется грудь раскроить и выдернуть сердце,
выдернуть сердце и бросить к его ногам, –
только сидишь, прикованная к дивану,
и не умеешь высказать ничего.

Мой человек говорит: мол, я деревянный.
Я никого не встречала живей, чем он.

0

11

На второй неделе всё было ещё ОК:
на работу – с работы, обычным маршрутом и налегке,
так же ровно дышал, так же бегала кровь по венам.
Поначалу всё было вроде бы как всегда:
и за вторником без вопросов пришла среда,
и начальство шумело не больше обыкновенного.

А на третьей неделе он начал вдруг замечать
перемены в пространстве; какая-то его часть
будто бы исчезла – бесследно, как сахар в чае горячем тает.
То ли кончился вечный ремонт у соседей – не слышен стук,
то ли лампочка в люстре перегорела (одна из двух),
то ли за столом стула лишнего не хватает.

«Ладно, стало удобнее мокрые ставить зонты…
Но откуда же столько в комнате пустоты,
тишины в ней откуда столько – глухой, кромешной?
Что же, что же не так-то, мать твою перемать?
Всё как раньше – но стало холодно засыпать;
это, видимо, смена сезона. Она, конечно».

«...Как же всё получилось? В чём снова я виноват?
Как же можно вот так – чтоб потом не расти трава?
Как же мне теперь – без послушного этого тела?
Как капризны женщины, это какой-то кошмар.
Ведь любила, – как же она от меня ушла?
Я ведь ей ничего,
совсем ничего
не сделал».

+1

12

Если что

Если что, мой хороший – это нас не
убьёт,
и тем более ничего не случится с
миром.
Если что – в аптечке найдутся бинты и
йод.
Мы в Москве, не в лучших традициях
драм Шекспира.
Не сдадимся унынию – это не лучший
грех,
и безумие нас теперь не возьмёт без
боя.
Мы же лёгкие люди, мы тени, мы – не
из тех,
кто сломается даже под самой
большой любовью.
Просто каждый сольётся в вагоне
метро с толпой,
просто каждый возьмёт билет на
другом вокзале.
Одного из слепых перестанет вести
слепой
(а зато мы отлично слышим и
осязаем).
Мы очнёмся, мы смажем полозья своих
саней
и укатим туда, куда нам укажет разум.
Если что – это просто сделает нас
сильней.
Только лучше б оно нас убило,
на месте, сразу.

0

13

Но – говорит, – пока я живой, не
помер,
не забывай мой адрес,
храни мой номер.
Не плюй в колодец, не рви, – не
зубная нить.
Вдруг тебе захочется позвонить.
Мало ли происходит в мире чудес!
Вдруг ты будешь ехать в багажнике в
Химкинский лес,
будешь связана плохо, сумеешь
достать телефон,
скажешь себе:
«Ах, почему бы не он?»
Девочка, даже не думай стирать мой
номер.
Вдруг ты будешь в дурдоме.
Или в детдоме!
Ладно,
хочешь валить – так уже вали;
если надо – достану из-под земли.
«Дорогой мечтатель, иди ты к чёрту.
Я к тебе не приду – ни живой, ни
мёртвой.
Я твою заботу видела где-то.
Скорее всего, в гробу.
Тоже мне, спасатели Малибу».
***
Звонок заливается.
Продирает глаза, зевая.
Беглый взгляд, – аптечка на месте.
Идёт, открывает.
Два ножевых. По-видимому, свои.
Непонятно, как на ногах стоит.
Ровно полдень –
льётся из окон покой и звон
колоколен.
Улыбается криво: видали и не такое.
«Что мы скуксились?
Подумаешь, новый шрам!
Ну, заходи, раз пришла».

0