Дети радуги

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дети радуги » Понравившиеся стихи. » Ксения Желудова


Ксения Желудова

Сообщений 61 страница 70 из 70

61

памятка

прочитай и выучи наизусть:
тьма имеет предел, и любая грусть
преодолима, если построить мост;
боль исчерпаема, горе имеет дно,
если осмелиться встать в полный рост,
дотянуться до счастья, ибо оно
досягаемо, и рецепт его крайне прост.

запиши и бумагу затем сожги:
люди - концентрические круги,
у всех одинакова сердцевина.
память - вбитый в темя дюймовый гвоздь,
научись прощать, он выйдет наполовину.
обиды и скорбь созревают в тугую гроздь,
выжми до капли, получишь терпкие вина.

взрослей, но и не думай стареть,
смерть существует, но это всего лишь смерть,
дань закону контраста.
не стоит пытаться нумеровать страницы,
ибо время тебе неподвластно.
в твоих силах помнить слова, имена и лица,
рушить стены и презирать границы,
любить, покуда сердце не задымится,

и знать, что всё это не напрасно.

(с) К.Желудова

0

62

скоро быть лету, и не быть очередной прохладной весне,
улыбнись и продолжай движение, зелёный на светофоре;
северный город тревожно ворочается во сне,
городу снится море.

рассыпаешься буквами по бумаге и посреди этой круговерти
возводишь свою колокольню заоблачной высоты;
боишься скорее боли, нежели смерти,
и одиночества – больше, чем пустоты.

отделяешь зёрна от плевел, не подпускаешь к себе посторонних,
вовремя удаляешь человеческий спам.
засыпай, это лето тебя утешит, убаюкает и схоронит,
и сказка на ночь заменит феназепам.

умело держишь спину, лицо, удар; под одеялом прячешься от грозы;
никогда не драматизируй, не преувеличивай и не грусти,
запомни: асы не забывают азы,
преодолей, отпусти, прости.

и еще, чертовски прав был загадочный Лао-Цзы:
перестань искать, и получится обрести.

0

63

так и проговорили всю жизнь, а главного не сказали,
ждали, оккупировали аэропорты, причалы, вокзалы,
преподносили и торжественно надевали
отравленный шёлк;

абонент временно недоступен, занят, не отвечает,
признаёт дурной привычку всё начинать сначала,
не различает радости и печали,
ездит по разным веткам метро со своей душой;

спит и видит неснятую серию любимого сериала,
где у главных героев всё наконец действительно хорошо.

хочет исчезнуть, но покупает билеты туда и обратно
и возвращается, возвращается многократно,
а люди любят бродяг и уличных музыкантов,
они не оглядываются назад;

абонент вне зоны доступа, за чертой невозврата,
обходит дозором свой персональный ад,
вслух, нараспев перечисляет свои утраты,
и потери выстраиваются в парад,
и давно зажившие раны опять болят,

и он невыносимо
необъяснимо
рад.

4.7.11.

0

64

бабское скорбное 
есть особая женская боль, понятная и простая:
длинный или короткий перечень под грифом «не суждено»,
список жизненно важных мужчин, которым никем не стала,
ни подругой, ни любовницей, ни женой;
как лежала пластом под их гранитными пьедесталами,
как училась произносить звенящее ‘мне всё равно’;

не стереть, не забыть, сколь ни закусывай удила,
список мужчин, которым не родила.

дочь приходит под утро; ну, и с кем ты была?
фразы очередями, брань – разрывными гранатами,
а после – пусто, лишь тишина и мгла;
мать говорит устало: ‘никогда не могла с женатыми’
и улыбается грустно, потому что однажды действительно
не смогла.

23.8.11.

0

65

было бы славно, если бы мы говорили:
"прости меня, я совершил глупость"
"прости меня, я проявил жестокость"
"прости, это во мне говорит гордость"
и все прочие ости,
застрявшие костью
в горле - так,
что ни звука не вымолвить,
ни слова не произнести;
и только губы белеют от злости,
и сводит лопатки - нет сил обернуться в пути;
а как было бы славно:
попроси прощения и прости,
упрости,
пусть от всего останется только контур неровный,
ты потом придумаешь
новое

право, было бы славно:
разоблачить и признать ложным
всё своё сложное, всё подкожное,
отпустить другим их грехи, грешки, прегрешения

словно каждый день - прощёное воскресенье,
словно мы всегда умели прощать

10.9.11.

+1

66

;как учили с пелёнок: определять предметы
по скупым словесным портретам, простым приметам;
как заставляли сопоставлять,
узнавать, называть и звать.

но предметы никто не учил оборачиваться на голос,
приближаться, чтобы меж вас не прошёл и волос,
никто не учил их идти на зов.

истинно счастлив отказавшийся от азов,
от набивших оскомину прописных истин,
первопричин, основ —

тот, кто устал от слов.

8/10/11

0

67

why not?

И когда находит обрывок бумаги с карандашом,
Начинает писать, и внутри вдруг становится хорошо,
Будто кто-то на рваную рану
Накладывает
Шов.

«Если я по небесной нелепости вдруг подохну,
Я об этом подумала только теперь,
В рай придётся прокрадываться через окна.
Ну, кто меня пустит
В дверь?

Я приду и скажу: здравствуй, Господи, я живая,
Но сегодня, кажется, переезжаю
Под твоё всепрощающее крыло.
На земле говорят, что там радостно
И светло.

И он ознакомит с условиями контракта,
Сообщит без излишних прелюдий,
Улыбнётся снисходительно и тепло:
Пойми, у тебя ничего никогда не будет.
Всё прошло.

Я успею почуять только, как сердце от боли свело.
А потом – навсегда—
Отпустило».

7.11.09.

0

68

Откровение о выдуманных людях

"...самые лучшие люди - именно выдуманные"
М.Фрай.
..................................................
Я бы смогла твердить на сотне языков,
Что не умею жить.Ну,не умею!
Я нарисована на тоненькой камее
Дикарских римских подлинных времен.
Я вам кажусь-не более,чем горечь,
Когда вы тихо шепчете "полынь"
(Но я не слушаюсь команды,вроде "Сгинь",
Я всё-таки не нечисть.Я похуже.)

Из всех дорог я выбрала свою-
Искусно сотканную из прибрежной гальки,
Из ненарочно позабытых снов,
Из глупых мыслей.Из чужих подарков.
Я-не мираж,хотя могла им быть,
Я-шлейф духов прекрасной Незнакомки
(Когда она была идеей Блока,
Я наполняла мир вокруг нее)

Я бы могла кричать на сотне языков,
Что я придумана талантливым безумцем,
По всем законам жанра и презумпции
Вы мне обратное доказывать должны.
Но я молчу.Какая,впрочем,разница?
Я-не мираж,хотя могла им быть.
Я-тонкий запах кожи некрасавицы,
Той,что сведет с ума весь белый свет.

20.07.08.

0

69

хочешь, я расскажу, как меня
продырявило этим июлем —
пасмурным, пьяным, душным, скупым и
снулым —
метким дротиком с пёрышком на конце,
разрывной пулей;
как меня забыли, предали, обманули,
оставили умирать.
хочешь, я расскажу, как за десять дней
настигает старость,
как сначала кровь сатанеет, как
накрывает ярость,
скручивает боль, одолевает жалость,
а потом просыпаешься: ни черта не
осталось,
только усталость, бессилие, пустота.
хочешь, я расскажу, как однажды
становится всё равно,
только появляются запретные темы,
невыносимая музыка и кино,
всё, что отмечено совместными
вечерами — зачумлено;
подскажи: как мне дальше одной?
не отводи глаза.
помнишь, я звонила тебе и сбросила?
дурацкий, конечно, звонок.
просто я не знала, как тебе всё это
рассказать.
25.7.12.

0

70

вот так живёшь, по-щеньи благодарный за божью милость,
глядишь: а сердце уже разбилось
и лежит, изувеченное, на земле;

ну куда я теперь долечу на одном крыле?

спина затекает, если спать между стеной и кроватью;
о его руках настойчиво напоминают все мои платья,
а душа, кажется, постарела, подурнела и весит тонну;

я-то, глупая, думала, это — счастье;
оказалось, еще один способ сказать мне,
что я его не достойна.

(с) Ксения Желудова

+1


Вы здесь » Дети радуги » Понравившиеся стихи. » Ксения Желудова