Дети радуги

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дети радуги » Понравившиеся стихи. » Ксения Желудова


Ксения Желудова

Сообщений 1 страница 20 из 70

1

моноложь

Она звонит ему пятый раз на неделе,второй раз на дню,
Попадает на автоответчик. "Дорогой единственный человечек,
Так уж вышло,я больше тебя не люблю.
Пройдёт две недели,я тебя разрублю,как Гордиев узел,
Быстро и бесповоротно. Без предательской дрожи в руках,
Без реакции рвотной. Перезвони мне,милый,на днях,
Расскажи свои мысли по этому поводу."

...она его сильно любила,на самом деле.Она его целовала,
И губы болели;она к нему прижималась,и сердце гудело,
Она его выменяла у судьбы.
Столько лет проводить кинопробы,искать исполнителя главной
Роли,потом неожиданно--вдруг--найти.На это нужны железные
Нервы. И сразу решила: бросать нужно первой, рвать с середины,
Не дожидаясь,когда он однажды придёт и скажет,что очень
Гордится длительным стажем их отношений,но любит другую,
Поженственнее,понежнее...

Прошло два месяца и неделя.Он не звонит с середины апреля.
Она постепенно берёт себя в руки.Мается болью в области
Сердца и дикой скукой.
К ней иногда приходят подруги,смотрят,как на смертельно больную,
Наперебой предлагают таблетки.Она смеётся,на ней,мол,
Его метка,а,значит,всё с ней будет в порядке.Она находит в себе
Неполадки,она терпит ломку,она наркоманка,а он--хуже всякого героина.

"Дорогой единственный и... любимый.Я без тебя до ужаса уязвима,
Я без тебя недописанная программа,полубезжизненная Даная с той
Знаменитой картины Климта.Приобретаю черты постскриптума,я превращаюсь
В груду металла и папиросной японской бумаги...Я завернулась в белые флаги,
Я поперхнулась дымом из трубки мира.Ты--моё самое необходимое.
Когда я рубила,мой меч сломался,я рвала по живому наискосок.
Я видела пустоту,попробовала на вкус,пила из неё сок.
Делала вид,что сюда не вернусь,но,как видишь,переступаю порог.
Прости меня,я ошиблась,дурная."

Он стёр сообщение,не прослушав,
Словно порвал письмо,не читая.

+1

2

на ней было синее платье

Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить!
Н.Гумилёв.

Она пишет на пальцах смолой,на внутренней стороне
Губ чернилами: да нет же,нет,я тебя не любила.
Я тебя ненавидела,я тебя предавала,что было силы,
Я периодически не выдерживала накала,я едва тебя
Переносила.И не тебе ли скалилась всей своей злостью
Шакальей,всей своей мёртвой изнанкой,ситцевой мятой
Подкладкой,шёлковой гладью,выщербленной керамикой
Руки тебе царапала в кровь--не я ли?

Он смеётся,во рту просыпается привкус стали.
Машенька,Машенька,если бы мы с тобой стали словами,
То я бы думал,что нас друг к другу неправильно подобрали,
Я бы потребовал пересмотреть алфавит. Если бы я был к тебе
Привит,я бы вызвал летальный исход--одномоментно.
Ты прекрасна,есть в тебе что-то балетное,что-то изящное,
Звонкое,словно струна на скрипке оборвалась...
Если с тобой у меня существует связь,то она барахлит,
И сигнал,прерываясь,доносит только отзвуки вальса
Тридцатых годов из немого кино.

Она пишет на скатерти красным вином:ты необходим
Душевнобольной,душевнопростуженной,невозможной.
Приезжай,пожалуйста,в выходной...Приезжай сегодня же,
Если сможешь.Ты же видишь,как я боюсь,как я тревожусь.
Хотя,знаешь,когда-нибудь всё наболевшее съёжится,
Почернеет,сомнётся и,может быть, онемеет.
Ты же видишь,я не меняю мнений. Я не настроена на перемены,
Я--твоя пленная,и по законам военного времени ты
Обязан меня застрелить.

Он улыбается:нечем крыть.Машенька,Машенька,ты же
Такая девочка,у тебя же сводит каждую клеточку,если
Что-то идёт не так.Мне же потом хоть стреляйся,хоть
Вешайся,хоть острым словом себе вены режь. Ты же бедовая,
Ты же лешая, купишь две розы оттенка беж, окно настежь,
В душонке--брешь,на том,собственно,и успокоишься.
Мы же с тобой безвозвратно усопшие, клином с тобой
Друг на друге сошлись. И то,что мы не сильны настолько,
Насколько до боли хотелось быть, и не просты, как хотели
Слыть...Во мне стынет стать,в тебе тлеет прыть--всё это так
Ослепительно страшно: терпеть,отбиваться и знать,что всё
Могло быть совсем иначе...

...а как--Бог забыл рассказать.

15-21.05.09.

0

3

два человека тому назад.

…а будет время последних гроз.
Внутри меня выключат свет.
Ты будешь нести бесконечный бред,
Мой первый вылеченный невроз,
Мой первый шрам, ледяной ожог…
И что скрывать, мой неловкий бог,
Пройдёт немало десятков лет,
Прольётся несколько тонн воды,
И мы опять перейдём на ты,
Но это будет другая быль,
И та—рассказана не всерьёз.

А будет так: поворот головы,
Или чуть более нежный взгляд—
Всё это будет бить наугад,
Дырявя внутренности насквозь,
И на душе заскребутся львы…
Не к месту заданный вдруг вопрос,
Или ответ, не прошедший ценз,
И сердце жалят тысячи ос,
Но протекающий в нас процесс
Не прерывается на авось,
Но нам друг друга не потянуть,
Не разрывая при этом жил.
И вот от этого ноет грудь,
И вот об этом сейчас скажи.

Дипломатическая беда:
Переговоры, порой, до слёз
Напоминают особый род
Завуалированных угроз.
Прошу, используй любую связь,
Любой из способов доказать,
Что, если рану перевязать,
То кровь возможно остановить.
Нам остаётся лишь выбрать бинт,
Или найти подходящий жгут.
Внутри всё плавится и горит,
Внутри взорвался весь динамит,
И каменеет душа в гранит,
Такие люди, как мы, живут
В другой системе координат.
Ведь мы могли изменить маршрут
Два человека тому назад.
Но что поделать, когда в путь
Такие, как мы, не берут карт.

16-07-09

+1

4

and all I have to do

Иногда мне снится под утро, в порядке дрёмы,
Что встречаю тебя в июльской толпе мимолётом,
И под тёплый простуженный бриз или птичий клёкот
Мы стоим, ощущая лопатками жёсткость стены.
И я спрашиваю обречённо:
Вы друг в друга по-прежнему влюблены?
Ты, как прежде, берёшь у него взаймы?
Ты, как прежде, стелешь ему постель?
Ты ему, как всегда, никотин и хмель?..

Ты киваешь, и мой кораблик садится на мель.

У меня вечерами в колонках Жак Брель,
В тёмной треснутой чашке холодный эрл грей,
Я сломала себе столько спин и шей,
И нигде ни соломинки не подложила.
У меня самурайский меч вместо шила,
Я от паха до горла пропорота острым краем
Тех камней, что в меня никогда не бросали,
Но однако же целились мне в висок.
Ты приносишь классический виски-сок,
Улыбаешься странно, наискосок,
Я тихонечко жалуюсь на злой рок,
И расходимся, не попрощавшись.

Просыпаюсь и чувствую: липкий пот,
По спине холодок, больно сводит рот,
И я знаю, что сон мне безбожно врёт,
И я знаю, что я ничего не знаю,
Забываю аккорды, слова меняю,
И в себе ежедневно свожу мосты.
Почему мне снится не он, а ты?

…и всё ничего, кроме этих снов,
Проповедую поиск новых основ
И стремлюсь изменить расстановку точек…
Но под вечер расходится тонкий шов,
И из всех языков, диалектов, мов
Не отобрать и десятка слов,
В диафрагме саднит, и душа кровоточит.

13-07-09

+1

5

эффект Бернулли

*эффект Бернулли—грубо говоря, это то, благодаря чему птицы и самолёты могут летать.

Тебя, мой мальчик, дьявольски обманули,
Тебе подсунули кошку в мешке.
Ты просадил свой эффект Бернулли*
В самом прокуренном кабаке
С самой отъявленной сукой квартала,
Ей только тебя для галочки не хватало.

В распоротом брюхе пустого зала
Не то вечерело, не то светало.
Ты был на пределе, но тебе было мало.
Браво, Пьеро, браво.

И вот ты скулишь обречённо- фальцетово,
Ложишься поздно, встаёшь рано,
Не пьёшь кофе, не лижешь раны,
Живёшь, как будто тебе всё не странно,
Не удивительно всё тебе.

И вроде рубцов на белёной коже
Не так уж много, побольше можно.
У тебя вместо сердца— молочный коржик,
Так что же ты плачешь так многосложно,
Когда всё просто, как дважды два.

Любовь, мой мальчик, это слова,
Любовь—это просто пустые конверты
Для наших с тобой зачумлённых душ.
Давай, успокоишься, примешь душ,
И будешь отныне взрослым и сильным.

Да, мой хороший, порой Коломбина
Любит Пьеро, а спит с Арлекином.
Любовь—это просто плохая мина
При очень плохой игре.

8-07-09

+1

6

письмо несчастья

она пишет матери в Даллас:
мама,мама,до чего же я докатилась,
я не помню,с кем я вчера целовалась,
я вообще не помню,как я там оказалась,
откуда я там появилась.
была какая-то вечеринка,наверняка дурацкий повод:
не то именины,не то проводы...
я,вообще,здесь живу престранно:
много пью,много кого знаю,
с кем-то даже имею законное право
спать и видеть плохие сны.
мама,мама,та вечеринка закончилась дурно,
здесь все вечера до тошноты дурны,
здесь все мужчины подонки,
женщины вычурны и смурны,
здесь странной музыкой рвёт колонки,
а все попытки свалить безнадёжно смешны.
мама,здесь ведь живут от чужака до пришлого,
здесь ведь в каждом центнеры лишнего,
тонны бумаги,железа и прочего крошева,
знаешь,как сложно остаться хорошей?
они ведь не любят,мама,они не любят,
они же уже к утру меня выблюют,
ты извини,что я так грубо...
мама,я ведь,наивная,скалю зубы,
я же еще умудряюсь смеяться,
я же люблю конфеты и зеркала...
мама,мама,до чего же я докатилась.
если ты читаешь это письмо,
значит,мама,я умерла.

28-05-09

+1

7

априори

Просто нужно признаться, найти в себе острую смелость:
Ни фига не красивая всей своей кровью,кожею и костьми.
Пора покупать самоучитель: как уживаться с чужими людьми,
Иначе всё так и кончится, не начавшись. Какого-то клетчатого
Чёрта снятся каждую ночь Патриаршие--хотя никогда еще там
Не была.Что же ты,зайка,плачешь?
Как мне не плакать,когда вместо жизни какая-то ерунда?

Из всех переписок со всеми хорошими можно уже составлять тома
Избранного,неизданного,не слишком еще обросшего серой пылью
Мифов,легенд и прочего выдуманного добра.Из всех непроросших,
Неприжившихся взглядов можно строить дома...Они будут устойчивы,
Впрочем,дороже прочих миллиона на два,материал дорогой, достать
Его можно едва ль...Что же ты,зайка,стонешь?
Как не стонать,когда в каждый отдельный момент неуместна и неправа?

Пойдёшь налево,пойдёшь направо,прямо ли ты пойдёшь...
Кто устанавливал в сказках придорожные камни,кто тиражировал
Эту ложь?Ты никогда никуда отсель не уйдёшь, будешь блажен
И,может быть, не умрёшь, ты в каталоге тех,кто пока еще стоит грош,
Завтра ж не будет стоить и половины.Звонок непринят,гудок длинный,
Тебя бы в фото,в кино,в картину,а ты в истерики,в бред и дрожь.
...Сумеешь выжить--ну что ж...Что же ты,зайка,сколько сменила кож?

Сколько в себе убила себе подобных?

26-05-09

0

8

nulle part

я такая живая,что скоро сдохну,
успею охнуть?
навряд ли,друг.
я выпускаю весло из рук,
и лодка вскачь по волнам несётся.
мне здесь когда-нибудь всё зачтётся,
мне зачитается приговор.
я никогда не видала гор,
ну,да и чёрт с ними,
что в них такого?

когда бежишь,нёбо пахнет кровью.
когда стоишь,руки пахнут ветром.
когда лежишь,кожа пахнет жаром.
когда поёшь,горло пахнет медью.

и дождь так больно хлестает плетью
собачьи морды автомобилей,
кошачьи спины мостов и шпилей
недорисованные иголки,
дождь громко плачет,и мокнет чёлка,
а я живая до дыр внутри.

15-05-09

*nulle part(фр.)--нигде

0

9

купите мне,что ли,радость какую,
чтоб ластилась к пальцам,
кусалась,играла,
чтоб я увидала--навек пропала,
прижалась к ладоням,
да так и спала.

купите мне повод не лезть на стену,
перевяжите широкой лентой
и на пороге его оставьте,
пусть громко лает,
или скулит.
оно игриво,оно прекрасно,
моё опасное
yes,I did.

купите мне счастье за пол-копейки,
я буду его поливать из лейки,
и вырастет счастье:
всем счастьям счастье.
а я буду плакать
и восхищаться,
кусая кожу
вокруг пальца,
вокруг оскорбительно
белой души.
/12.05.09./

0

10

эпиложное

...Меж тем ты  по-прежнему любишь подземку, а я-- трамваи.
В нашей с тобой  негаданной переписке фигурируют
Напрочь чужие инициалы, проставлены даты нездешнего
Календаря. Время разбрасывать камни,время
Забрасывать якоря.

Градус же мыслей моих-- высок,гремуч и тревожен.
Мы говорим "Не смогу без тебя" и,чёрт побери,можем.
Клятвам ли,обетам ли вопреки не сходим с ума
И не умираем. Я допускаю,что ты,как прежде, неумолим
И несгибаем.

Я клянусь наугад и на Библии,и на Кэролле,
Что не буду плакать, скулить, колобродить.Этот закон
Принимали в палате Пэров,этот закон обсуждали в палате
Лордов.Этот закон не проходит в палате Общин--
Таких,как я,там десяток--и не один--на квадратный дюйм.

Только у них голоса всё звончей и тоньше.
А у меня вырывается хрип неприличный на слове "люблю".

27.04.-11.05.09.

0

11

снеговорот людей в природе

Оттого что ты сегодня не вернулся,
Ничего,пожалуй,не случится.
Только кот порвал случайно бусы,
И в метро не радовали лица.
-----предположим, сможем измениться---------

Кружится,кружится,круговоротится
Воротниковая и вороватая
Нежность на кончиках пальцев не сходится,
Словно решебник писали глашатаи
Нашей с тобой неуверенной верности,
Не продиктованной ни безупречностью,
Ни непродуманной нашей беспечностью...
Ветер со снегом в фарфоровых варежках
Множат комки в твоем горле надорванном,
След на асфальте отполированном
Крутится,крутится,круговоротится,
Невероятное на нас охотится
По подворотням и темным парадным...
-------------чтобы другим не повадно--------------

Вечереет который час.
Вечереет который век.
Вечереет который чужой человек--
Я ими считаю время.
Считаю минуты теми,
Кого никогда не знала,
И вряд ли когда узнаю,
И вряд ли теперь запомню
(А,может быть, не забуду,
Чем черт по ночам не шутит?)
И всё-таки их так много,
Почти что огромный город,
Вселенная незнакомых,
Совсем незнакомых людей.
---------------------------------
Отттого,что я сегодня не вернулась,
Ничего,пожалуй,не случится.
Только кот порвал случайно бусы
И в метро не радовали лица.
-----------------ничего не может измениться.-------

//24.11.08.

0

12

ноябрьский блюз

Я придумаю целый мир,
Чтобы он был наполнен тобой,
Моей самой далекой звездой,
Моим самым могущественным
И беспомощным Богом...
У тебя целый город,
Посвящаешь ему свои саги и трели...
А я...Я черчу параллели
На продрогшем стекле
В своем маленьком мире,
Прописанном в двадцать девятой квартире...

Я придумаю целый мир,
Чтобы он был наполнен тобой,
Невозможно возможным
В системе координат
Этого рая...
Для тебя этот мир создавая,
Разрисую его акварелью,
Там на столе--твой чай и твои свирели...
А я...Я черчу параллели
На продрогшем стекле
В своем маленьком мире,
Прописанном в двадцать девятой квартире...

10.11.08.

0

13

люди-автоответчики

Я не в себе.
Не могу подойти к вам.
Оставьте ваше сообщение после сигнала.
Если вам этого мало--перезвоните позже,
Подождите,пока я поменяю кожу,
Словно змея,что вы и не думали пригревать на груди.
Мне холодно и,как назло,дождит
Четвертые сутки в моей комнате
Без стен и потолка. Помните,
Как я мечтала поехать в Москву,
Встать на Арбате,курить его сигареты-
Одну за другой,кутаясь в его плечи,руки...
В моей комнате живут звуки,
Я оставляю им молоко на ночь,
Сегодня-забыла...Поэтому,слышите,тихо?
Я не в себе.
Оставьте ваше сообщение после сигнала.
А потом--звонят--и молчат в трубку
Те,кому я еще в прошлой жизни наобещала.
Прослушать автоответчик?
...Не надо.

//25.10.08.

0

14

нетелефонный разговор

Новокаином сведенные пальцы
Набирают по памяти номер,
"Здравствуйте, можно Бога?
Мне только спросить. О многом."
----------
Я помню этот черный-черный снег,
Едва касающийся оскорбленных губ,
Я помню наш немыслимый побег
Из города нево-досточных труб.
Из города, отрубленного от
Всех прочих ,что придуманы не мной,
Охотно променяли кровь и пот
На наспех арендованный покой...
---------
Была весна.
И сотни параллелей,
Сведенные в один единый крест,
Сорвавшиеся с потаённых мест,
Щекочут пальцы.
Хочется быть вечно.
--------------
Я появилась на свет в Петербурге,
На излете зимы девяностого года,
А--вы--знаете, как зимы летают здесь?
Как ласточки--низко--словно перед дождем.
А дожди здесь едят на завтрак, обед и ужин,
Удивляются первой декабрьской стуже,
Пишут стихи на салфетках,
Сжигают себя в пепельницах и стаканах...
А я среди этих людей, чаек, сотен мостов
Стучу каблуками по радиации набережного гранита,
Лучшими художниками у Александринки забыта—
Так, чтоб потом вспомниться в чьем-то дурном портрете.
Здесь бьют тарелки чужих надежд—на рассвете
И варят отменный кофе. Этот город, наверняка, не в ответе
За тех, кого приручил. За тех,кого вряд ли помнит.

--------------
Новокаином сведенные пальцы
Набирают по памяти...Бога.
В висках тупо ноют гудки--кто в ответе?
(как мы уже поняли,не Петербург...)
А вообще,забавно--мы все--нежеланные дети,
Ему достаточно было двоих--
Тех самых двоих,сидевших на яблочной скучной диете...
Абонент не доступен.
Абонент вне зоны действия.
Набранный вами номер не существует
В помине.
Отныне.
И вовеки веков.
Аминь.

//17 сентября 2008—2 октября 2008

0

15

Л-юбовь Л-ицемерная

Верили.
Пачкали белую скатерть объятий
Кровавым оттенком остывшей любви.
Повышенные тона посеревших от осени будней
Оставляли на там и потом.
Кислотой и соляным льдом
Выжигали земное влечение
В разорвавшемся пере-сечении
Крепко сшитых переплетений,
Солнечных в самый пасмурный день...
Знали.
Грели руки о воспаленный взаимностью разум,
В жарком бреду--бесноватые--
Декламировали исповедь наизусть,
Как больные зубы--вырывали грусть
Из холодных сердец...
Наша нежность на паперти жалкой юродивой,
Постепенно из оригинала-в пародию,
И глаза-как у больного пса.
/22/08/08/

0

16

лирической отступление от жизни

Разучились кричать к сентябрю.
воздух стал,как последний трамвай-
романтично,не нужно,но можно.
И случайности эти уже ни при чем...
Ароматами яблок наполненный дом
Растворяется в памяти гулкой--от снов.
К сентябрю жизнь становится глубже--
Даже можно разглядывать дно.
Сентябри,феврали--все одно.
Я б свела их в один календарь,
Он бы был ненавистен в известных кругах--
там не спят под Нирвану и пьют сладкий чай,
там не лечат "от нервов",там лечат от-чая-нно
от себя.
если это возможно,
то,Боже,
Подари мне когда-нибудь(может быть,даже вчера...)
Опустевший от снега,
Невозможно осенний,
Поседевший на пол-головы Амстердам.

/05.08.08/

0

17

ностальгическое

Всё,что мы с тобой когда-то знали,
Оказалось списком пустяков,
Безделушек,что на дне карманов
Не хватает,но полным-полно.
О войне,о гениях,о психах,
О легендах-мифах древних лет-
Все истории,рассказанные тихо...
Помнишь:джаз,камин,колючий плед...

Между тем опять приснилось лето,
Тот смешной немыслимый июль.
Всё,что мы с тобой- лишь пара клеток,
Кожа,кровь и что-то весом с пулю.
Девять граммов.Да что нам до пуль!
Что до слёз,планет,надежд,календул,
Что цвели безумно под окном?
Помнишь:джаз,камин,колючим пледом
Мы укутали озябший старый дом...

Всё,что мы с тобой когда-то знали,
Растащили по FM-волнам,
Расписали по плохой эмали,
Заварили в старых чайханах...
Всё,что мы с тобой когда-то знали,
Оказалось списком пустяков,
Безделушек,что на дне карманов
Не хватает,но полным-полно...

22.07.08.

0

18

как у всех

Она надевает туфли на заоблачном каблуке,
Ей предстоит вечер в прокуренном кабаке,
Её зовут N., ей шестнадцать вёсен,
Она никогда никого ни о чём не просит,
Земной подрабатывает осью
Для тех, у кого земля крошится из-под ног.

Она учит немецкий, мечтает о Дюссельдорфе
И о мальчике, что читается между строфами,
Он уходит, от него остаётся предчувствие катастрофы,
Обжигающий привкус крепчайшего кофе
И надежда, что он обязательно позвонит.
У неё ведь сердечко не монолит.

Она в мочки вдевает по две серёжки.
Родинки на скуластом лице похожи на мошек
На ярком экране включённого телевизора.
Её бабушка говорила ей, Бог не Тимошка,
И она уверена, Он помог её бабушке с визой,
Страшно сказать, уже пять лет назад.

Бабуль, я хлебаю здесь жизнь полной ложкой,
Но, знаешь, я сомневаюсь немножко,
Не модно ли там, где ты, свесив ножки,
Болтаешь с ангелами пять лет подряд,
Подсыпать в нашу жизнь яд.

И фотографии смотрят в глаза.
Красноречиво молчат.

(с) К.Желудова

0

19

жду

Человек из смуглой замши,
Не похожий на паяца,
Поливай во мне ромашки,
Приходи меня бояться.
Растворителем смывая
Мне наскучившие лица,
Рассмеши, не утешая.
Приходи на мне жениться.

Ставь диагноз, как не ставят
Ни клеймо, ни злой горчичник.
Деревянную табличку
Пригвозди к моей груди.
Сердце в пыль не изотрётся,
В сталь навряд ли закалится,
На язык нездешних жестов
Ты меня переведи.

Не молчи и не сутулься.
И посмей не притворяться,
Что рассержен частым пульсом
Моей крохотной души.
Пусть продлится пару жизней
Вкус вишнёвого варенья,
Сладким цветом затаившись
У дрожащего зрачка.

Мой случайный незнакомый,
Позабудь о том, что было.
Обстоятельства сложились
Непредвиденно весьма.
Мне предписано дождаться
От тебя, мой друг, письма.
Наказания страшнее
Мне, пожалуй, не придумать.

На ладонях индевеет
Серебристая вода.
Ты письмо зимы длиннее
Не напишешь никогда.

(с) К.Желудова

0

20

сентиментально

Удивительно. Ты ведь, наверное, даже не знаешь,
Как это—не любить. Не прикасаться губами влажными
К месту, где может тянуться нить от одного человека
К другому. Не ощущать ни разрыва, ни слома; не ставить
Диагноз, мол, гематома на все слабовольные органы чувств.
Не жать со всей дури на все тормоза, не думать о том, что
Дороги назад не то чтобы не существует. Но просто о ней
Никто не сказал.

Наверное, ты и представить не можешь, как это—не любить.
Открытые раны не трогать руками, и спирта на них не лить.
Не холить и не лелеять тот факт, что в этот раз всё—
Окончательный мрак, что здесь забыли повесить знак,
И вот ты валяешься где-то в кювете с пробитой башкой
И мечтаешь о лете, и, самое главное, в сердце метит какой-то
Слепой дурак. А ты уже знаешь, что всё и так давно, и,
Представьте себе, навечно—навылет пробито, прострелено,
Прорешечено одной, самой важной тебе, стрелой.

Нет, всё-таки страшно, что ты не веришь, что так бывает:
Разумно, взвешенно, что сердце не бьётся собакой бешеной
В стальные прутья, грудную клеть. Что можно родиться и
Умереть, не чувствуя острой колючей точки под левым лёгким,
И—нет, не хочется стонать и плавиться от тоски. И в тёплых
Внутренностях— пески, пустынный зной, ничего живого.
Как жаль, тебе это не знакомо. Но твой хороший тебя научит,
Как жечь мосты, пировать в чуму.

Он с прошлой недели тебя не любит. И сам не поймёт, почему.

(с) К.Желудова

0


Вы здесь » Дети радуги » Понравившиеся стихи. » Ксения Желудова