Дети радуги

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дети радуги » Понравившиеся стихи. » Светлана Лаврентьева (Кот Басё)


Светлана Лаврентьева (Кот Басё)

Сообщений 61 страница 67 из 67

61

Да, черт возьми, вот так и никак иначе...

Да, черт возьми, вот так и никак иначе. По-другому не получается, не поется. Или я притворялась немой, или ты – незрячим, но теперь нам обоим за все это воздается. Вот сидим с тобой на разных концах потока, наблюдаем за изменчивостью  мейнстрима, не касаемся друг друга, не бьемся током, объясняем только то, что необъяснимо. Если речь заходит о прошлом – меняем тему, если речь заходит о будущем – замолкаем. Речь вообще ходила раньше, куда хотела, потому сидит сейчас под семью замками.  Мы хандрим от слов и сердимся на погоду, раздражительны, опасливы, нелюдимы. Мы друг друга принимаем – в угоду году, так упрямо нас скреплявшему воедино.  Мы встречаемся за чаем, с привычной ленью рассуждаем, как однажды вернется сила.
Два ворчливых старика на краю Вселенной, не заметившие смерти, что приходила.

0

62

Их где-то на небе точно создали парой,
подогнали друг к другу, как винтики в
механизме,им дали одну палатку, одну
гитару и отпустили вместе идти по
жизни. А жизнь их била, роняла в огонь
и в воду и,
наконец, расколола и растеряла,
небесный мастер потрогал седую бороду,
собрал детали и все запустил сначала...

+2

63

Раздели меня, Господи, раздели, на
слова, часы, полюса Земли, на зверей и
травы, на соль и мед… На него раздели
меня. На нее. Проведи экватор во мне –
чертой, за которой тот не столкнется с
той, чтоб они, волнами о борт звеня, не
сливались снова в одну меня. Раздели
меня, Господи. Я ковчег. Я не знаю, кто
во мне и зачем, слышу только песни и
голоса… Научи меня, Господи, что
сказать. Как спасти их, собранных там,
внутри, как найти для каждого материк,
отпустить их в облако и на дно?.. На нее
раздели меня. На него. Я слежу, как свет
переходит в тень, отпускаю голубя
каждый день, я смотрю в бездонную
синеву. И уже не знаю, куда плыву.
Раздели меня, Господи. Вот ребро, я
хочу деревянным своим нутром,
потемневшим от крепкой твоей смолы,
прорасти, чтобы доски ушли в стволы,
чтобы больше не плыть и не помнить,
как он тяжел и огромен, она легка…
Им не выплыть, не выжить во мне
вдвоем.
На него раздели меня.
На нее.

0

64

Мы меняемся местами...

Мы меняемся местами. Когда устанем,
мы замрем друг в друге – не умножая  жалоб.
Я люблю тебя любовью дамасской стали –
обнаженным лезвием, влажным и острым жалом.
Убивая ревность нежностью, Бог неверных
выбирает опрометчиво верным в пару.
Наслаждение входить в тебя соразмерно
наслаждению держать тебя под ударом.

0

65

Вот она стоит у воды, и на коже ее песок...

Вот она стоит у воды, и на коже ее песок, по воде  плывут корабли, проплывают чайки, в доме на берегу исчезает сон, закипает чайник.

В доме на берегу он успевает родиться и повзрослеть, однажды увидеть первую седину, стать абсолютно белым и встретить смерть. Смерть говорит ему: «Подойди к окну». Он подходит к окну, удивляясь, что может двигаться и смотреть, открывает раму, сдувает с фиалок пыль. Смерть стоит у него за плечом, он твердит ей: «Смерть, все это время я никуда не плыл. Мой мир - это бабочка между закрытых рам. Моя лодка рассохлась и сети мои пусты. Все это время я рождался и умирал, а там стоит девушка у воды».
Смерть ему шепчет: «Кто приходил  с утра?». Он отвечает: «Ты».

В доме на берегу рассвет и сонная тишина, они спят, соприкасаясь бронзовыми плечами. Смерть его крестит: «Я тебе не нужна», выходит, включает чайник.

Он просыпается у распахнутого окна, улыбается каждой птице, что замечает.

0

66

Я пропустила жизни сквозь этот год...

Я пропустила жизни сквозь этот год, прошедший под знаком борьбы за твое решенье. Сопротивляясь источнику напряженья, преодолев мучительный перегон, остановившись под августом, где в тени столбик термометра выше своей границы, я собираюсь просто освободиться. Как говорится, пора перерезать нить. Пока ты учил меня верить и выживать, пока в моем сердце сжималась твоя пружина,  любимые девочки стали совсем большими и научились, как я, приручать слова. Пока я гадала, когда ты изменишь курс, искала фарватер, ловила попутный ветер, пока я искала ответ и была в ответе, мой Бог растворял нас и пробовал соль на вкус. Мы были едины и думали об одном, но это единство наполнило нас едва ли.  …И если ты помнишь, мы даже не целовались с тех пор, как отправились в плаванье за руном.
 
Дорога обратно похожа на долгий сон – портовые улочки, кассы, перрон вокзала. Я буду молчать, поскольку я все сказала. Я все отдала тебе, как ты просил, Ясон. Я выйду под августом, там где в садах среди прохлады и зелени зреют земные соки. Я буду послушным стеблем, лозой высокой…

Устанешь скитаться в сумерках – приходи.

0

67

Камень

Наступило время ноябрьских бабочек на траве. Луна звучала как гонг, хотя не являлась гонгом. Я учился видеть истинный смысл вещей, находить ответ. Учитель вел меня так, как ведут ребенка. Учитель вел меня по саду монастыря. «Вот это камень», - говорил он. Я видел камень. «Камень сказал». Но камни не говорят. Чтобы постичь, я касался его руками. Он отзывался под пальцами влажным мхом, под ним проступали трещины и уступы. Эхо, живущее в камне, искало ход. Я касался камня, оно отвечало стуком. Я понимал, что в камне сокрыта суть глубинного эха, гудящего в недрах гулко. Я слушал камень,  держал его на весу, пытаясь найти в породе источник звука…
 
Наступило время ноябрьских бабочек на траве.
Учитель замедлил шаг, наклонился к камню.

«Это просто камень и он абсолютно нем. До тех пор, пока ты не коснулся его руками».

0


Вы здесь » Дети радуги » Понравившиеся стихи. » Светлана Лаврентьева (Кот Басё)